От физического к ментальному и обратно...
В 1942 году Иэн Глид (Ian Gleed), лейтенант ВВС, участвовавший в героическом сражении в Британии, опубликовал мемуары под названием «Arise to Conquer». Книга оказалась на удивление откровенной, не смотря на налагаемые в то время военные цензы и пропаганду. Он дважды выбрался из горящего Спитфайра, и Король Георг VI дважды его наградил.

Глид служил в Королевских воздушных войсках, за свою храбрость был удостоен ордена «За выдающиеся заслуги» и креста «За выдающиеся летные заслуги». Погиб в 1943 году, когда его самолет был сбит над Тунисом. Статус «убежденного холостяка» не понравился его издателю, и Иэн решил создать вымышленную образ своей девушки Пэм (Pam). Это удивило его семью и друзей, но Глид объяснил им, что на самом деле ее не существует и что это было сделано исключительно для любителей «трогательных историй».

Он, очевидно, никогда не рассказывал своей семье о том, что был геем, и, соответственно, о своих парнях. Правда всплыла в 1990-м, когда один из его любовников, Кристофер Гоч (Christopher Gotch), дал интервью на телевидении БиБиСи (BBC).

Другая военная гей-история разрушает миф о неспособности гомосексуалов проявлять храбрость на поле битвы. Заступивший на службу в возрасте 20 лет, Дадли Кейв (Dudley Cave) присоединился к Королевской артиллерийской армии в 1941 году. Однажды он подслушал разговор между его сослуживцами. Один обозвал Дадли «девчонкой», а остальные сказали, что он просто не может быть таким из-за его «пугающей храбрости в бою». Дадли понял, что в их сознании он не может быть одновременно и храбрым, и геем, для них эти понятия были несовместимы.

Храбрость не была привилегией людей, находившихся на фронте. Другим тоже приходилось сжимать крепко губы перед ужасами войны. Алек Перди (Alec Purdie) открыл это для себя только после того, как вступил на службу. Когда Алек получил повестку, его гей-друзья были против. «Объясни им, что ты гей!» - советовали они, на что Алек им ответил: «Я хочу исполнить свой долг». Он даже и не догадывался, что проведет половину своей службы в платье и на каблуках!

Надев «ресницы и парик», он примкнул к труппе армейских артистов, которые выступали в отдаленных районах Индии, «потому что женщинам и гражданским тоже было сложно». Алек посещал множество полевых госпиталей, где выступал перед «прекрасными ребятами, с которыми произошли страшные вещи и которые пытались смеяться и аплодировать. Это было ужасно».

ВОЕННОПЛЕННЫЕ

Неопубликованные мемуары Витте (JH Witte)(гетеросексуал) раскрывают иное понимание гомосексуальности в лагерях военнопленных в Италии. Витте описывает любовные отношения между парнями и «девушками» (мужчинами, изображающими женщин в театрах этих лагерей).

Он также упоминает капрала военной полиции, который был дико влюблен в одну из «актрис». Когда их не оказалось во время переклички, охранники, которые обнаружили их вместе под одеялом, посадили их в карцер на неделю. Витте говорит о том, что гомосексуальные связи могли существовать между любыми заключенными и имели разные формы: любовные переписки, хождения за ручку и сексуальные отношения.

Во время Второй мировой войны известный артист Ноэль Ковард (Noel Coward) хотел внести свой вклад, но Уинстон Черчилль настаивал, что Ковард гораздо больше может сделать для войны выступая с труппой: «Идти и петь им, когда свистят пули – это твоя работа!» Ковард достиг большого успеха с труппой, и в 1942 году он снял патриотический фильм «В котором мы служим» (In Which We Serve), вдохновленный подвигами своего близкого друга Луиса Маунтбеттена (Louis Mountbatten).

Хоть гомосексуальность и оставалась уголовно наказуемой до 1960-х, большинство служащих относились к ней с пониманием на протяжении всей войны. Для некоторых гетеросексуалов, однополый секс считался более предпочтительным, чем походы в бордели и возможность подцепить венерические заболевания.

В конце войны английская общественность захотела вернуться к «нормальному» образу жизни, в котором место женщины на кухне, афроамериканские рекруты возвращались на запад Африки и Восточной Индии, а геи согласно закону садились в тюрьму, даже если они помогли выиграть. В 1945 офицер Совета общественной морали отметил: «Полиция снова проводит кампанию против этих преступников».

Незадолго до своей смерти в 1999 году, Дадли Кейв сказал: «Когда им было нужно, они использовали нас. Когда стране больше ничего не угрожает, они снова зовут нас преступниками. Я рад, что служил, но меня берет злость из-за военной гомофобии, позволившей разрушить столько жизней за последние 50 лет. Мы отдали все за свободу, которой нас лишили».

В книге «Любовь, Секс и Война», изданной в 1985 году, Джон Костелло рассказывает, что участие геев и лесбиянок во Второй мировой войне «разрушило прежние стереотипы». И добавил, что солдаты не считали мужчин, которые вступали в сексуальные отношения с другим мужчиной, ни извращенцами, ни трусами.

В то время Костелло сказал: «Тысячи гомосексуалов стали думать о себе иначе», но гонения продолжались до 1967 года, пока не появился закон, в котором однополый секс разрешили между людьми, достигшими 21-летнего возраста, и по обоюдному согласию. Но это не распространялось на вооруженные силы, где запрет продолжал существовать до тех пор, пока лейбористское правительство не подняло вопрос в 2000 году.

Источник: www.bornthisgay.info

@темы: 2015, история, лгбт