От физического к ментальному и обратно...
По мотивам вот этих двух постов уважаемой Лены Климовой: alisa-neverova.livejournal.com/263338.html и vk.com/alisa_neverova?w=wall6184701_13393%2Fall

Там в комментариях я отписался кратко, но эта тема последнее время становится всё актуальнее, и потому я решил высказаться более развёрнуто.

Симочкина и Чижевского я знаю в разной степени, и обоих очень уважаю.

Ваню я знаю лучше. Ему я очень благодарен. Он многое сделал для ЛГБТ, что для натуралов - явление нечастое. Ведь он в этом, строго говоря, не заинтересован. У него жена, дети. Обычный мужик, в общем. Знаю я его уже не первый год. Знаю, что за демократические идеалы в России он боролся ещё со времён перестройки, и в 1991 году не отсиживался дома в страхе пустых полок в магазинах. Более 20 лет своей жизни он посвятил борьбе.

О Диме я узнал после того, как он попал в больницу. Вооружённый гомофоб выстрелил ему в голову и лишил Диму глаза. Страшная история. Удивительно, как он вообще остался жив.

Но речь вот о чём. Я хочу поговорить о "кляните Рашку", как выразилась Лена. И о том, почему так происходит, что эмигрировавшие активисты пылают ненавистью к бывшей родине.

Начну, пожалуй, с того, что у всех нас есть эмоции. Эмоции - это то, от чего человек не может быть свободен до конца. Мы можем бить себя пяткой в грудь и говорить - да чего там, меня не трогают чьи-то там разговорчики за спиной, я не боюсь угроз, и вообще я этакий супермен, которому всё нипочём. Надежда сирых и убогих. Ну ок, думают остальные. Назвался суперменом - защищай нас. И вот, значит, супермен берётся за работу. Месяц за месяцем, год за годом он, подобно Дон Кихоту, борется с ветряными мельницами консервативного православно-имперского мировоззрения своих сограждан, защищая права униженных и оскорблённых геев, политзеков, мигрантов из стран Средней Азии, инвалидов и прочих необласканных социальными благами граждан России.

Проходит 5 лет, 10. Кажется, что кое-какие успехи были достигнуты. Сирые и убогие геи, мигранты, политзеки и инвалиды поют супермену честь и хвалу, остальные сограждане продолжают кидать в него тухлыми помидорами, власть с завидным упорством пытается нарыть на него компромат, чтобы не мешал овечьему стаду внимать пастырю.

Проходит ещё 10 лет. И кажется супермену - ну вот, наконец-то! Народ проснулся, вышел на Болотную! У меня получилось! 20 лет труда прошли не зря, слава богу!

И вдруг, спустя 2 года случается то, что отбрасывает страну в прошлый век. Будто и не было Болотной. Будто и не было перестройки. Супермен вдруг почувствовал, что из России 2014 года он попал в Германию 1939 года. Те, кто раньше носил его на руках, теперь кидают в него тухлыми помидорами, а те, кто ненавидел его и раньше, и вовсе озверели. Ничего не осталось от трудов супермена за 23 года. Ничего. Ни единого следа. Всё, за что он боролся вдруг оказалось никому не нужным. 23 года жизни растоптаны и выброшены на помойку. Все эти статьи, призывы, митинги, флаги, отсидки в СИЗО. Всё это оказалось бесполезным. Те, за чьи права он боролся, обратились в овец и примкнули к стаду, а у стада уже есть свой герой, который завоевал им новую лужайку с зелёной травой, и завоюет ещё, если понадобится.

И вот стоит этот супермен из 90-х, смотрит на стадо и... И вдруг в его могучей сильной груди появляется ком. Это ком бесконечных лишений, травм и обид, которые за эти 23 года никто не подумал залечить. Это боль, такая сильная и тяжёлая, что кажется, грудь вот-вот разорвётся. И трудно дышать. И, конечно, невозможно простить новоявленным овцам такое подлое предательство.

А ещё... А ещё невозможно простить выстрел в голову. Я вообще не понимаю, как после такого можно... Как после этого можно делать вид, что ты любишь Россию. Как можно любить систему, которая натаскивает людей на убийство тебя?! Если бы мне выстрелили в глаз, я бы не просто уехал из России, я бы в своей жизни больше по-русски ни слова не сказал. Хватит этого убогого пиздежа про любовь к родине. Невозможно любить то, что ненавидит тебя и стремится уничтожить. Невозможно верить тому, кто похерил 23 года твоих трудов и дал тебе пинка под зад.

Знаешь, Лен, прости меня за резкость. Проект Дети-404 относительно других российских ЛГБТ-проектов достаточно молод. И я знаю, что за то время, что ты его ведёшь, ты уже успела наслушаться в свой адрес всякого неприятного дерьма от гомофобов. Знаю, что и угрозы были. Вполне себе серьёзные угрозы. Знаю, что даже у ментов была. Ты сделала очень много, затронула проблему, которую до тебя никто не затрагивал. И проект Дети-404 непременно войдёт в историю российского ЛГБТ-движения. И я очень рад, что, несмотря на все трудности, ты всё это делаешь. Но я хочу, чтобы и ты поняла ребят - Ваню, Диму, Наташу. Меня, потому что я их взгляды по большей части разделяю и также собираюсь эмигрировать. Мы все в этом говне поварились много лет. Я остался с искалеченной психикой, Дима и вовсе стал инвалидом, Ваня и Наташа потратили кучу лет из своей жизни на борьбу, а в результате увидели, как стадо овец радуется новой лужайке. Я не знаю, сколько лет ты будешь заниматься этим ЛГБТ-проектом или каким-то другим социально значимым вопросом в сфере защиты прав человека. Но я хочу, чтобы, потратив годы своей жизни на это, ты не пришла в итоге к тому, к чему мы вчетвером пришли. Я, правда, хочу, чтобы у тебя всё получилось. Чтобы злой дракон сгинул, чтобы овцы обратились в людей, чтобы Россия воспрянула от этого кошмарного сна. Но прости и нам нашу злость. Мы имеем право злиться. И мы устали делать вид, что не обижаемся, потому что мы обижены, и обижены сильно. И когда простим - не знаем. Слишком много боли, слёз, разочарований, лишений, шрамов, некоторым из которых в этой жизни уже не суждено затянуться. Это рубцы на всю жизнь. И сил у нас больше не осталось. Всё.

@темы: лгбт, мысли, общество, 2014